Чтобы вдохновить нас на развитие преданности Учителю, не могли бы Вы немного рассказать о Вашем духовном наставнике Паноре Ринпоче?

Данные о себе
Имя: 
Андрей
Город: 
Воронеж

Вопрос: Здравствуйте, Геше-ла! Когда я впервые получал от Вас Учение, большая часть моих трудностей в практике происходила из того, что у меня не было ясного понимания важности чистой преданности Учителю. В связи с этим, для развития нашего вдохновения, не могли бы Вы немного рассказать о Вашем духовном наставнике Паноре Ринпоче и Ваших взаимоотношениях с ним — кем он был, как Вы с ним познакомились, как он учил Вас? Спасибо Вам огромное!
 
Ответ: В духовной практике преданность Учителю очень важна. Если у вас есть преданность Учителю, тогда то учение, что вы от него получаете, будет для вас очень эффективно. Если же вам недостает преданности, то учение, даже самое драгоценное, не сможет изменить ваш ум и не задержится надолго в вашем сердце. Даже если вы его запомните, оно не станет эффективным средством для устранения ваших омрачений и развития благих качеств сознания. Поэтому всем своим ученикам я подчеркиваю, насколько важна преданность Гуру.
     При этом не имеет значения, совершенен или несовершенен ваш духовный наставник. Вы должны стараться помнить о его доброте и говорить себе: «Даже если мой Учитель — не Будда, он добрее ко мне, чем Будда». Это положение, которое разъясняет лама Цонкапа в своем «Ламриме», лично мне очень полезно. Я знаю, что некоторые мои Учителя — истинные будды, некоторые — не будды. При этом я не знаю, кто из них конкретно — Будда, а кто нет, я не могу судить об этом по их внешним проявлениям. Но я говорю: «Даже если они не будды, это не имеет значение. Какая разница? Ко мне они добрее всех будд». Подобный подход очень и очень важен. Видя доброту своего духовного наставника, вы развиваете преданность Гуру. И тогда все получаемые вами учения станут очень для вас полезны.
     Мой духовный наставник Панор Ринпоче родом из Тибета, где получил образование в монастыре Дрепунг Лоселинг. Он получил звание геше, после чего оставил монастырь и ушел в горы для медитации. Он медитировал в горах вместе с Тиве Чомпел Ринпоче, который был одним из величайших современных мастеров Тибета, истинным бодхисаттвой. Позднее, когда китайцы вторглись в Тибет, он бежал вместе с наставником в Индию. В Индии он также поселился высоко в горах, в районе Гималаев, и продолжал медитацию.
     Затем Его Святейшество Далай-лама попросил Панора Ринпоче переехать в Дхарамсалу, т. к. в Дхарамсале на тот момент собралось множество йогинов, желающих заниматься медитацией в горах, и Его Святейшество не мог лично руководить ими все время. У Его Святейшества не было на это времени, поэтому для исполнения этих функций Его Святейшество пригласил в Дхарамсалу Панора Ринпоче.
     Когда у меня была аудиенция с Его Святейшеством Далай-ламой, Его Святейшество сказал мне, чтобы я получил наставления от Панора Ринпоче, который является великим мастером. Но у меня очень упрямый ум, поэтому, несмотря на поручение Его Святейшества принять в качестве наставника Панора Ринпоче, я подумал: «Зачем мне иметь так много Учителей? У меня уже их достаточно». Поэтому не пошел тогда к Панору Ринпоче. Но на следующей аудиенции Его Святейшество спросил меня, встречался ли я с Панором Ринпоче. Я ответил отрицательно и объяснил Его Святейшеству, что, если у меня будет много духовных наставников, мне будет трудно развивать преданность к ним ко всем. Я сказал, что у меня пока достаточно Учителей. На это Его Святейшество сказал: «Нет, думать так — ошибка. Панор Ринпоче — исключительный духовный наставник. Я не могу учить тебя все время, так как сильно занят». После этого я решил пойти к Панору Ринпоче и просить у него наставлений.
     Должно быть, у меня была с ним кармическая связь с прошлых жизней, потому что с нашей первой встречи, когда я пришел к нему и сделал ему подношение, разговаривал с ним, и он давал мне советы, каждое его наставление проникало мне прямо в сердце. Он давал мне бесценные советы. И я чувствовал, что он не просто дает мне теоретические наставления, но то, что сам испытал на личном опыте, из великого сострадания ко мне указывает мне путь практики. Это действительно тронуло мое сердце.
     С тех пор я стал его учеником, я просил его быть моим духовным наставником жизнь за жизнью. Я получил от него множество наставлений по Ламриму, по этапам тантрического пути, и множество других учений. В особенности я получил от него множество сущностных наставлений, связанных с медитацией. Итак, ко мне он был очень добр.